Наверх
МОЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯРОСЛАВЛЬ

Дзержинский район



Улица Демьяна Бедного


Улица Демьяна Бедного Улица Демьяна Бедного
Улица Демьяна Бедного. Фото Н.А.Русиновой Улица Демьяна Бедного. Фото Н.А.Русиновой

Эта улица соединяет Зареку и появившийся в 60-х годах 19 века поселок мануфактурной фабрики Норского посада. До революции она называлась Новой. Стояло на Новой около десятка домов.

Именно здесь в 1901 году, неподалеку от Троицкого храма, бывший ее священнослужитель, о. Александр Смирнов, выстроил небольшой домик, но вскоре умер, и в этом доме до 1926 года проживала его вдова. Александр Иванович и Екатерина Дмитриевна Смирновы — бабушка и дедушка русской поэтессы Марии Петровых.

Смирнова Е.Д. - бабушка Петровых М. Дом бабушки Марии Петровых
Смирнова Е.Д. - бабушка Петровых М.
Фото Г.И.Курочкина. Семейный архив Г.П.Федотовой
Дом бабушки Марии Петровых, Екатерины Дмитриевны Смирновой
Фото Г.И.Курочкина. Семейный архив Г.П.Федотовой

Петровых М.С.

Мария Сергеевна Петровых — русский поэт, переводчик, редактор. Близкий друг Анны Ахматовой. Заслуженный деятель культуры Армении. Родилась 26 марта 1908 в поселке мануфактурной фабрики Норского посада в семье инженера фабрики. Была младшей из пятерых детей в крепкой и дружной семье.

Петровых М.С.  

Стихи Мария начала писать рано. Однажды летним вечером 1914 года — ей тогда было шесть лет — она, Владимир и Екатерина устроились на ограде вокруг большой площадки. Солнце заходило, окрасив небо в золотисто — розовые тона. Вдруг Мария, как бы неожиданно для себя, указала на запад и прочитала стихотворение- четверостишие, первое в своей жизни:

Солнце спряталось туда,
Нарождается луна,
Это в нашем вкусе,
С принцем обнимуся.

Но тогда, ни брат, ни сестра не поняли, что присутствуют при рождении поэта.

Здесь же в Норском посаде Катя и Маша Петровых поступили в школу. По воспоминаниям О.А Вахрамеевой, одноклассницы сестер Петровых, любимым учителем у них был Борис Леонидович Богородский, преподаватель литературы. Благодаря ему, они полюбили на всю жизнь литературу и стихи.

Норская природа вдохновляла Марию Петровых. Свои горести того времени поверяла реке Норе:

Иду в низину скатами,
Тоска томит, тоска томит.
Нору я слышу с берега-
Журчанье как истерика,
О камни бьется струйками.
Родная, не горюй-ка, мы
С тобою сестры в горести —
Ведь этот стих — мой горе-стих.

Крепкий дом с таинственным чердаком, глубокие овраги, оглашаемые многоголосьем различных птиц, сад, окружающий дом с трех сторон нашли отражение в ее поэзии.

Побежим с тобой вперегонки
По крутому берегу реки.
Дом встречает окнами в упор.
Полутемный манит коридор…
Дай мне руки, трепетанье рук.
О, какая родина вокруг!
«Сон», М.Петровых

Неспешным порядком текла жизнь семьи Петровых, изредка нарушаемая достаточно скромно отмечавшимися семейными праздниками и очень торжественно — Рождеством и Пасхой. Праздники семья отмечала у бабушки.

Екатерина Дмитриевна Смирнова (бабушка Марии Петровых) была уважаемым человеком в городе, так как была незаурядной личностью. Она была высокой, статной женщиной, с правильными довольно крупными чертами лица, с большими светло-карими глазами. Одевалась во всё тёмное и по моде ХIХ века на голове носила, как и многие пожилые женщины, сооружение из кружев и лент, которое называлось убором. У неё был ясный ум, смелые суждения, бодрый нрав, знание русской литературы ХIХ века и истории. Пенсия, на которую жила она, была мизерной, и покупать книги было для неё слишком большой роскошью. Поэтому она переписывала в толстую особую тетрадь понравившиеся ей стихи. Не от неё ли передалась Марусе любовь к поэзии?

Дом состоял из трех комнат, с двумя кухнями, двумя террасами и множеством чуланчиков, кладовок, боковушек. «В комнате царила идеальная чистота, везде связанные руками бабушки, туго накрахмаленные салфеточки, сверкающие белизной, на крашеном полу всегда лежали свежие дорожки-половики. В ее спальне в углу — большой киот с темными от времени иконами…», — вспоминает Екатерина Петровых.

Маленькие ножки сами несли Марусю в дом к бабушке. Вспоминает Екатерина Петровых: «Однажды она, четырехлетняя, ушла тайком и направилась к бабушке, которая жила в Норском посаде. Туда вели две дороги, одна по Набережной Волги, другая через темный еловый лес. Какую выбрала Маруся, я не знаю, думаю, что первую. Она застала бабушку сидящей в кресле, углубленной в чтение, с чулком и спицами в руках. Подойдя вплотную, Маруся тронула ее колено и сказала: „Я убежала“».

Троицкий храм

В пяти минутах ходьбы от домика бабушки Петровых возвышается Троицкий храм, в котором дедушка Марии, о. Александр Смирнов, был настоятелем. Храм являлся приходским для служащих фабрики, в том числе, для семьи Петровых.

Единственная норская летопись, к сожалению, не дошедшая до наших дней, «Летопись Троицкой церкви Норского посада» гласит, что именно здесь еще до татаро-монгольского нашествия ярославские рыбаки основали поселок и поставили первую деревянную церковь, посвященную Николаю Чудотворцу. В память о древнем храме Троицкую церковь в обиходе часто называют Никольской.

В самый светлый день весенний,
В день Христова Воскресенья,
С церкви зимнего Николы
Разольётся звон весёлый
И с пяти церквей в ответ
То ли звон, то ли свет.
«Весна в детстве» М.Петровых

Троицкий храм. Фото Н.А.Русиновой  

Именно в этом легендарном храме крестили Марию Петровых. Крестил её родной дядя (брат матери) — ярославский священник Димитрий Александрович Смирнов.

Троицкий храм стоит на самом высоком холме, на стрелке Нижней Норы и Волги. Река Нора, Волга, — любимые места прогулок сестренок Петровых. Прогуляемся и мы по высокому красивому берегу Волги. Где-то здесь, на границе фабрики и посада, лежал огромный камень темно-сизого цвета. Детская фантазия рисовала, как в доисторические времена этому камню поклонялись их далекие предки.

В первые годы после революции фабрика не работала, и отец уехал в Москву к старшим детям, а мать с младшими поселилась у бабушки. Жили голодно, меняли одежду на продукты, и самым вкусным было солоноватое печение из картофельной шелухи.

Точно мы не знаем, когда еще раз побывала Мария Петровых в Норском посаде, но об этом рассказывают ее стихи:

Мария Петровых (1908-1979)

Меж чужих людей, как привиденье,
Я брожу, не узнана никем.
Никого не узнаю. Исчез он,
Мир, где жили милые мои.
Только лес еще остался лесом,
Только небо, облака, ручьи,
Господи, коль мне еще ты внемлешь,
Сохрани хоть эту благодать.
Может и очнулась я затем лишь,
Чтоб ее впервые увидать.

Мария Петровых (1908-1979)  

Марию Сергеевну любили и ценили ее творчество А. Ахматова, Б. Пастернак, О. Мандельштам, Н. Заболоцкий; С. Щипачев, С. Маршак, Е. Благинина, К. Чуковский. Многие посвящали ей стихи — А. Тарковский, Д. Самойлов, В. Звягинцева, С. Капутикян. С тайной ее поэзии сталкивался каждый, кто знакомился с творчеством Петровых.

Жители поселка Норское знают разгадку тайн своей землячки. Ее стихи о Норском помнят и любят жители поселка. Она — в сохранении верности своим корням, верности стране своего детства, в любви к ее природе, людям, легендам.

Сестры Петровых еще застали время, когда улица Новая, в 1925 году была переименована в Пушкинскую. Все на этом свете не случайно — Пушкин был горячо любимым поэтом Марии Петровых.

Идет время. Не осталось следов от дома на территории фабрики, разрушена старенькая деревянная школа… Лишь у самой Троицкой церкви на крутом берегу Норы, поросшем соснами и березами, смотрит резными оконцами голубенький домик, где жила бабушка Марии и сияет куполами древний храм.

Норская мануфактурная фабрика Директорский дом, где жила семья Петровых М.С.
Норская мануфактурная фабрика.
Год открытия 1860-й
Директорский дом, где жила семья
Петровых М.С.

В феврале 1957 года в связи с возникновением улицы Пушкина в центре Ярославля, улице присвоено имя Демьяна Бедного. Демьян Бедный (Ефим Алексеевич Придворов) (1883–1945) — революционный поэт, сочинявший агитационные стихи. А по — соседству, еще до войны, располагалась улица еще одного революционного поэта-Владимира Маяковского, ныне Большая Любимская.

Современная улица Демьяна Бедного застраивалась мологскими домами в годы горестного переселения мологжан с насиженных мест, из-за строительства Рыбинского водохранилища. Ставили здесь дома и рабочие фабрики «Красный перевал», а сейчас среди стареньких зданий высятся новые коттеджи.