Наверх
МОЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯРОСЛАВЛЬ

Кировский район



Александр Дюма в Ярославле

Слайд 1

«Путешествовать — значит жить…»
Александр Дюма (отец) в Ярославле

Слайд 2

Знаменитый писатель Александр Дюма родился 24 июля 1802 года в небольшом городке Вилле-Коттре, расположенном к северу от Парижа. Его отец — Тома-Александр Дюма Дави-де ля Пайетри был выдающейся личностью. Сын белого дворянина и чёрной рабыни, один из ключевых деятелей Французской революции, не боявшийся защищать невинных в дни террора, полководец наполеоновской армии, человек огромной физической силы и бесстрашия, он совершил массу военных подвигов и был легендой своего времени. После египетской экспедиции он попал в плен в Неаполитанском королевстве и был брошен в темницу, где томился два года. В тюрьме узник подорвал здоровье и после возвращения во Францию прожил только пять лет. Жизнь старшего Дюма впоследствии вдохновила обожавшего его сына на многие сюжеты.
Александр в детстве был белокож и голубоглаз, лишь мелко вьющиеся волосы напоминали, что он на четверть африканец. Когда ему было четыре года, отец ушел из жизни. После реставрации королевской власти во Франции мать предлагала сыну принять фамилию деда — маркиза — Дави-де ля Пайетри, на которую он имел право. Это могло открыть ему многие двери. «Меня зовут Дюма, — гордо ответил молодой Александр… — Да и что сказал бы мой отец, если б я отрекся от него и стал носить фамилию деда, которого я не знал?»
От отца Александр унаследовал высокий рост, могучее телосложение, горячую кровь, а также великодушие, храбрость, честолюбие, богатое воображение, склонность к авантюре. В жизни Александра Дюма было не меньше приключений, чем в его романах. Писатель-романист всегда любил путешествовать. Он исколесил всю Францию, посетил Швейцарию, Италию, Египет. В России Дюма побывал только в 1858 — 1859 годах и оставил несколько томов описания своего путешествия — «От Парижа до Астрахани» (1859) и «Кавказ» (1860).

Слайд 3

Инициатором посещения Дюма России стал известный литератор, меценат Григорий Александрович Кушелев-Безбородко.

Слайд 4

Именно он пригласил жаждавшего посетить Россию Дюма к себе в гости, а затем пообещал показать Петербург и любые другие русские города.

Слайд 5

Таким образом, путешествовал по России Дюма не один, а в компании графа и графини Кушелевых-Безбородко и других своих давних знакомых.

Слайд 6

В свите писателя были самые разные люди, в том числе и художник Муане, делавший в пути зарисовки.

Слайд 7

Давняя мечта писателя осуществилась. Прибыв в Петербург 23 июня 1858 года, он остановился у Кушелевых, здесь же свёл знакомство с писателями Д. В. Григоровичем, А. К. Толстым. Григорович познакомил гостя с поэтом Н. А. Некрасовым и супругами Панаевыми.
В своих путевых записях Дюма вспоминает:
«Панаев и Некрасов, верные друзья, исповедуют одни и те же литературные и политические взгляды, часто встречаются, живут в одной квартире: зимой в Санкт-Петербурге, летом на какой-нибудь даче близ города.
Наши дрожки повернули направо, переехали мостик, переброшенный через канаву, углубились в великолепные тени деревьев и оказались перед прелестным небольшим шале [швейцарским домиком], на лужайке, где семеро приглашенных к обеду приступили к нему за богато накрытым столом. В семерку обедающих входили Панаев, его жена, Некрасов и четыре друга дома; узнав Григоровича, они встретили его радостными восклицаниями. Меня громко объявили, и Панаев подошел меня обнять.
Вам знакома странная особенность первого взгляда, с которым в сердце запечатлевается симпатия или антипатия к человеку. Мы выдержали испытание, Панаев и я, первые из этих двух ощущений и обнялись как старинные друзья, и нерасторжимое объятие доказало, что мы на деле стали друзьями. Потом подошла мадам Панаева; я поцеловал ей руку, и, по чудесному русскому обычаю, она вернула мне поцелуй, коснувшись губами лба. Мадам Панаева ― женщина 30–32 лет, броской красоты; автор многих романов и новелл, которые она опубликовала под псевдонимом Станицкий.
Некрасов, обнаруживая менее демонстративный нрав, удовольствовался тем, что поднялся, поклонился и протянул мне руку, поручив Панаеву извиниться передо мной, что не говорит по-французски в результате своего небрежного воспитания.
Других мне просто представили.

Слайд 8

Я много слышал о Некрасове, и не только как о большом поэте, а еще как о поэте, гений которого отвечает сегодняшним запросам. Я внимательно приглядывался к нему. Это человек 38–40 лет с болезненным и глубоко печальным лицом, мизантропическим и насмешливым складом ума. Страстный охотник, потому-то охота для него, полагаю, ― повод для уединения; и, после Панаева и Григоровича, больше всего он любит ружье и своих собак…." .

Слайд 9

Пользуясь подстрочником Григоровича, Дюма перевёл стихотворения Н. А. Некрасова «Забытая деревня», «Бедная подружка». Он говорил, что двух этих стихотворений достаточно, чтобы дать представление о гении Некрасова.

Слайд 10

Пребывание прославленного литератора в Петербурге — это не только визиты к друзьям и знакомым. Большую часть дня писатель проводил за письменным столом. Перед поездкой в Россию он дал обещание читателям парижского журнала «Монте-Кристо» еженедельно оповещать их о своих впечатлениях. И. И. Панаев отмечал в своих мемуарах, что Дюма хочет перевести для французов роман И. И. Лажечникова «Ледяной дом» с помощью одного известного литератора. Этим литератором оказался Дмитрий Васильевич Григорович.
В первом очерке, отправленном в Париж, Дюма вдохновенно рассказывал о достопримечательностях Санкт-Петербурга, так поразивших его: Исаакиевском, Казанском, Троицком соборах, Летнем саде, Троицком мосте, Петропавловской крепости, Таврическом дворце, Неве.

Слайд 11

В Петербурге Дюма пробыл полтора месяца, затем направился в Москву, и далее, вниз по Волге.

Была осень, и Дюма торопился осуществить своё путешествие по Волге до окончания навигации.

Слайд 12

«…Мы отправимся в путешествие по Волге, этой царице рек Европы, подобно тому, как Амазонка — королева рек Америки, по Волге, катящей воды через Тверскую, Ярославскую, Костромскую, Нижегородскую, Казанскую, Симбирскую, Саратовскую и Астраханскую губернии, принимающей справа Оку, слева Суру, Мологу, Шексну, Каму, Уфу, Самару и после 600 лье пути впадающей в Каспийское море 70-ю рукавами…» .

Слайд 13

«…Я торопился увидеть Волгу. В каждой стране есть своя национальная река: в Северной Америке — Миссисипи, в Южной Америке — Амазонка, в Индии — Ганг, в Китае — Желтая река, в Сибири — Амур, во Франции — Сена, в Италии — По, в Австрии — Дунай, в Германии — Рейн. В России есть Волга, то есть самая большая река Европы. Рожденная в Тверской губернии, она 78-ю устьями впадает в Каспийское море, одолевая расстояние в 750 лье. Волга, стало быть, — само величие. Я спешил приветствовать Ее Величество Волгу…» .

Слайд 14

По пути из Калязина в Углич, утомленный созерцанием однообразных пейзажей волжских берегов, Дюма занялся переводами стихотворений Лермонтова.

Слайд 15

Углич поразил Дюма своей кровавой легендой об убиенном царевиче Димитрии. Экскурсия по Угличу началась для писателя с посещения им дома маленького царевича. Прозаик посетил и Красную церковь, где находилось тело усопшего сына Ивана Грозного. В своих записях Дюма подробно описал историю кровавой трагедии в Угличе, личность Бориса Годунова.

Слайд 16

Был Дюма и в Романове-Борисоглебске, ныне городе Тутаеве.

Запомнились писателю знаменитые романовские овцы, из шерсти которых делают добротные тулупы. Не вдаваясь в причины возникновения и наименования породы, французский романист благодушно посмеялся, заметив, что «царь Пётр I, который отнюдь не был ягнёнком, не погнушался дать местным овцам свою фамилию».

Слайд 17

По дороге в Калязин Дюма посетил имение своего старого приятеля Дмитрия Павловича Нарышкина — Елпатьево. «В этой местности, недалеко от Переславля, — пишет он, — мы пожили по-дворянски и даже по-крестьянски» . Дюма обозревал окрестности, удивлялся тому, как они мало заселены, узнал, что такое «русские дороги», охотился в здешних лесах. Прием, оказанный ему, был настолько радушным, что он вместо запланированных 3–4 дней пробыл 8 дней. Не за горами была зима, и хозяин, заботясь о госте, подарил ему великолепную гусарскую венгерку, отороченную каракулем, которая, впрочем, в России писателю не понадобилась.

Из достопримечательностей Переславля Дюма отметил множество церквей, ботик Петра I и Плещеево озеро с особой рыбой — сельдью.

Слайд 18

Вскоре Дюма добрался до Ярославля. В путевых очерках Дюма сообщил читателям: «Ярославль славится красивыми женщинами и исключительными страстями: за два года пять молодых людей там сошли с ума от любви».

Слайд 20

Вообще в то время даже бытовал такой анекдот: когда у казачьего атамана Михаила Платова, побывавшего с визитом в Англии и захватившего себе оттуда полюбившуюся подлинную мисс, Денис Давыдов поинтересовался, чего это вдруг? И бравый генерал отвечал: «Она добрая душа и девка благонравная. К тому же такая белая и дородная, что ни дать ни взять ярославская баба». В любовных обычаях так и водилось: английских и прочих «мисс» по эталонным ярославским женщинам измерять. Недаром барон А. Гакстгаузен записал у себя в подорожной: «Ярославские женщины считаются самыми красивыми во всей России».

На это обратил внимание и поэт Н. А. Некрасов: «Есть женщины в русских селеньях с спокойною важностью лиц, с красивою силой в движеньях, с походкой, со взглядом цариц…».

Слайд 21

«Не менее приятно для путешественников, — писал Дюма, — то, что в Ярославле находится одна из лучших гостиниц в России, может быть, единственная, за исключением гостиниц двух столиц, где имеются настоящие кровати. Она, по имени своего хозяина, называется гостиницей Паструкова [l’h;tele Pastroukoff]» . Речь идёт о доходном доме купца Александра Матвеевича Пастухова, выстроенном в 1848 году. Размеры дома поразили горожан, ведь здание занимало почти целый квартал. Чтобы его построить, Пастуховы скупили и разобрали несколько двухэтажных домов, стоявших здесь ранее. Купеческое семейство Пастуховых происходит из потомственных горожан Коровницкой сотни г. Ярославля. Кирпичный завод XVIII в. заложил основу капитала данной семьи. К началу XIX века завода уже не было, а основным занятием стала торговля. Пастуховы и их приказчики вели торговлю хлебом с доставкой на своих судах в Ярославль, Рыбинск и Петербург. Торговали они также фарфором, хрусталём, продавали в Архангельске лён и закупали в Петербурге французские вина. Но основным их товаром постепенно становится железо. Значительные капиталы вкладывали Пастуховы и в недвижимость. Пастуховы вели обширную торговлю, имели собственные чугунолитейные заводы, держали винные откупы, являясь богатейшими ярославскими купцами. Дюма называл владельца доходного дома «дважды или трижды миллионером», и первое действительно близко к истине. По приблизительным подсчётам, на 1860 г. Пастуховы владели капиталом в 1 млн. 750 тыс. руб. Это был самый большой купеческий капитал Ярославля в середине XIX века.
На первом этаже доходного дома Пастухова было четырнадцать магазинов, у каждого был отдельный вход с улицы с каменными открытыми лесенками. На втором и третьем этажах расположились гостиница и наёмные квартиры. В 1860-е в гостинице останавливался Н. А. Некрасов. В конце XIX века в этом доме размещались женская гимназия Корсунской и первая в городе бесплатная библиотека-читальня.

Слайд 22

Огромный фасад почти не имеет украшений, зато внутри сохранилась великолепная чугунная лестница ажурного литья. Нарядное крыльцо центрального входа появилось уже в наше время. Сейчас в этом здании, на Комсомольской, 22, располагается Центральное отделение связи.

Слайд 23

Назвал Дюма в своих путевых записях и имя временщика — герцога Бирона. Курляндский герцог Эрнест Иоганн Бирон прожил в ссылке в Ярославле около 20 лет. Это была очень колоритная фигура, характерная для послепетровской эпохи. Фаворит императрицы Анны Иоанновны, авантюрист, беззастенчивый взяточник и казнокрад, Бирон и его клика всячески способствовали грабежу России прибалтийскими баронами. Со смертью своей благодетельницы и воцарением Елизаветы Петровны Бирон лишился большей части своих богатств и привилегий и попал в ссылку сперва в Сибирь, а затем в Ярославль. Однако спеси своей не утратил, держался заносчиво, и ярославцы его опасались, не без оснований полагая, что связи в столице у него, конечно же, остались. Жил он в Ярославле, по-видимому, совсем неплохо, имел даже своего пастора и личного врача, практически единственного в Ярославле. Жил Бирон на Волжской набережной, в доме купца Мякушкина. Сейчас на этом месте находится здание Управления образования мэрии (Волжская набережная, 27).
С Бироном связана занятная история, дающая представление о почете, которым он пользовался в Ярославле. Один из ярославских пожаров не пощадил и жилище Бирона. Герцог сильно осерчал на беззаботных горожан, плохо следящих за своими очагами, отчего и произошел тот пожар. И по его настоянию ярославцам было сначала вовсе запрещено пользоваться печами, а затем, ввиду назревающего скандала и возможного бунта, разрешено топить печи два раза в неделю. Правда, через год после этого распоряжения император Петр Третий помиловал Бирона, а в 1762 году Екатерина II вернула ему Курляндское герцогство. Бирон уехал, и все вернулось на круги своя: печи снова топились, пожары снова возникали…

Слайд 24

В своих путевых очерках Дюма отметил и Ярославский Лицей. В то время таких учебных заведений в России было немного. Ярославское Демидовское училище высших наук было основано 18 июня 1803 года императором Александром Первым по просьбе и на средства известного предпринимателя П. Г. Демидова. Согласно Уставу от 9 февраля 1805 училище занимало первую степень непосредственно после двух центральных университетов. 14 августа 1833 года Николай Первый своим Указом преобразовал с 13 января 1834 года Ярославское Демидовское училище высших наук в Демидовский Лицей. Преобразование это было сделано в рамках реформы системы российского образования в начале царствования Николая I. Лицей потерял свой автономный статус и был переведен в ведение Московского университета. В Демидовском Лицее преподавали профессора Константин Дмитриевич Ушинский, Алексей Зиновьевич Зиновьев, Николай Александрович Гладков, Владимир Николаевич Никольский, Лев Семенович Ценковский, директорами лицея были Николай Михайлович Коншин, Михаил Васильевич Ляпунов. Надо заметить, что в середине XIX века Лицей скорее выживал, чем существовал. Преподавателям платили очень мало денег, и один профессор мог заменять сразу четырёх, чтобы хоть как-то заработать на существование. Несмотря на эти обстоятельства, Дюма отметил Лицей как одну из главных достопримечательностей нашего города.

Слайд 25

На подходе к Ярославлю судно, на котором путешествовал Дюма, остановилось, чтобы принять двух дам. Это были княгиня Анна Долгорукая и её компаньонка. Анна Долгорукая, женщина 30–32 лет, прекрасно говорила по-французски, отлично знала историю, литературу. Оба путешественника прониклись взаимной симпатией. «Нет ничего более отрадного, чем такое знакомство во время путешествия, которое за несколько часов превращается в старинную дружбу, продолжается всего день или два, а потом становится ничем не запятнанным воспоминанием и остается в памяти чистым, как просвет лазурного неба», — писал Дюма.

Слайд 26

Анна Долгорукая перевела для Дюма одно из самых замечательных стихотворений Михаила Лермонтова «Дары Терека».
«От истории разговор перешел к поэзии. Мне подумалось, поскольку путешествие не обещало нам никакой живописной случайности и никакого исторического эпизода, наступил момент использовать национальную гордость, чтобы сделали для меня перевод из Лермонтова. Только не знал, где оставил том стихотворений. Но одно слово, и княгиня Долгорукая выручила меня.
― Вы ищите Лермонтова? ― спросила меня она.
― Да, ― ответил я. ― Но думаю, его потерял.
― Пусть это вас не волнует, ― сказала она. ― Лермонтова я знаю наизусть. Назовите, какое желаете, стихотворение, и для вас я его переведу.
― Это вам выбирать то, что нравится больше всего, княгиня. Я не так близко знаком с вашим поэтом, чтобы сделать самостоятельный выбор.
― Хорошо, тогда переведу одно, которое даст вам представление об его поэтической манере.
И княгиня берет перо и так же легко, как если бы писала под диктовку, действительно переводит мне одно из самых замечательных стихотворений Лермонтова. Это произведение, озаглавленное „Дары Терека“, вещь до конца самобытна»…
«Такая поэзия, очевидно, ― нечто странное и неизвестное для нас; у нее дикий привкус, который трудно просачивается в наши города; она изумила Россию и имела там огромный успех.
Перевод отнял у меня часть ночи. Последовательно, по мере того, как княгиня делала перевод на французский, я обращал его в стихи.»
Дюма высоко оценивал творчество М. Лермонтова, сравнивал его с Альфредом де Мюссе. Он даже отмечал, что «Печорин или Герой нашего времени ― брат Сына века; только, по-моему, лучше построенный и конструкции более прочной, он предназначен для более долгой жизни».

Слайд 27

Центральная библиотека им. М. Ю. Лермонтова в Ярославле ежегодно проводит Лермонтовские чтения.
Каким виделся образ Михаила Лермонтова Александру Дюма, отразила в своем докладе «Портрет, за который нам не стыдно. М. Ю. Лермонтов в воспоминаниях Александра Дюма» краевед Светлана Николаевна Левагина.

Слайд 28

Кроме библиотеки именем М. Лермонтова в Ярославле названа тихая улица в Ленинском районе.

Слайд 29

Путешествуя по России, Александр Дюма переводил стихи Александра Пушкина. Французский писатель в «Путевых впечатлениях» рассказывает о поэте в отдельной главе. Он называл Пушкина — великим поэтом, семейства Байрона и Гёте. Самого же Дюма роднит с Пушкиным их происхождение — оба были потомками африканцев, обладали кипучей энергией и пылким темпераментом.
По мнению Дюма, «в стихах Пушкина есть все: его гений, такой гибкий и откованный до звона, что ему доступно все на свете; или, вернее, его гений был такой могучий, что он подчинял все любой форме, какую ни пожелал бы избрать. По нашему слабому переводу, вы могли обратить внимание на его манеру писать оды». Как отмечает Дюма, кроме поэзии Пушкина французам известна и его проза, повесть «Капитанская дочка».

Слайд 30

Правомерно ли соединять имя великого русского поэта с нашим краем? Ведь известно, что Александр Сергеевич даже проездом ни разу не был в Ярославской губернии. И все-таки — правомерно! Хотя бы потому, что немало ярославцев было среди друзей и знакомых Пушкина.
Среди них — директор Демидовского юридического лицея, поэт Николай Михайлович Коншин, с которым Пушкин был хорошо знаком, переписывался, помогал в карьере. Павел Петрович Свиньин — дипломат, художник, писатель, издатель, коллекционер, которого Гоголь по характеру называл прототипом Хлестакова, однако это, как пишет исследователь Ю. Беляков, не мешало ему «общаться и дружить с самыми передовыми людьми своего времени, в том числе с Пушкиным».
Да и среди героев произведений Пушкина есть много исторических лиц, чья жизнь и деятельность прямо связаны с землей Ярославской. В поэме «Полтава» Пушкин упоминает имя фельдмаршала Бориса Петровича Шереметева, владевшего Юхотской волостью (в настоящее время — территория Большесельского муниципального района). Другой герой Полтавской битвы — фельдмаршал Аникита Иванович Репнин — владел селом Великое под Гаврилов — Ямом. В 1712 году по велению Репнина в честь Полтавской победы в селе была возведена летняя церковь, сохранившаяся до наших дней.
Важным для нас, ярославцев, представляется тот факт, что драма «Борис Годунов», можно сказать, целиком основана на событии, происшедшем в Угличе.

Слайд 31

Именем Пушкина в Ярославле названы: одна из центральных улиц города,

Слайд 32

школа № 43 с углублённым изучением иностранных языков,

Слайд 33

библиотека-филиал № 16 Централизованной библиотечной системы города Ярославля

Слайд 34

и Детский сад № 3 в Ленинском районе.

Слайд 35

«Нет на свете никого радушнее, чем русские аристократы», — писал Дюма. Он оставил любопытные заметки о русском характере, национальной кухне.
«Чай ― национальный напиток русских. Нет ни одного дома в России, каким бы бедным он ни был, не имеющего son somavar ― своего самовара, то есть медного прибора, в котором кипятят воду. Если голландцы опиваются огурцами, то русские крестьяне ― горячей водой. Не улавливается никакого смысла в чае мужика и количестве полулитровых стаканов кипятка, потребляемого вприкуску с парой сахара, то есть с двумя кусочками сахара не более бобов, которые он почему-то не кладет в стакан ― в России мужчины пьют чай из стаканов, а женщины из чашек; не знаю, откуда такое разделение, ― но грызет, помаленьку прихлебывая чай. Сахар к чаю и есть то самое на чай, что просит русский и просит к месту и не к месту, без повода и довода, ничего не предпринимая, чтобы на чай заслужить, а как неаполитанец, движимый лишь одним: может быть, подадут. Русские говорят, что, когда бог создал славянина, славянин обернулся к богу, протягивая к нему руку:

― Ваше превосходительство, ― сказал, ― на чай, пожалуйста» .

Дюма всегда слыл настоящим гурманом. Он с удовольствием ел конину в калмыцких степях, жарил собственноручно отстрелянных уток и гусей на Каспии, объедался блинами в Нижнем Новгороде. Когда он гостил в Санкт-Петербурге в имении Панаевых, Авдотья Панаева писала в своем дневнике: «Дюма был для меня кошмаром в продолжение своего пребывания в Петербурге, потому что часто навещал нас, уверяя, что отдыхает у нас на даче. Раз я нарочно сделала для Дюма такой обед, что была в полном убеждении, что по крайней мере на неделю избавлюсь от его посещений. Я накормила его щами, пирогом с кашей и рыбой, поросенком с хреном, утками, свежепросольными огурцами, жареными грибами и сладким слоеным пирогом с вареньем и упрашивала поесть побольше. Дюма обрадовал меня, говоря после обеда, что у него сильная жажда, и выпил много сельтерской воды с коньяком. Но напрасно я надеялась: через три дня Дюма явился как ни в чем не бывало, и только бедный секретарь расплатился вместо него за русский обед. Дюма съедал по две тарелки ботвиньи со свежепросольной рыбой. Я думаю, что желудок Дюма мог бы переварить мухоморы!» .
Спустя два года после возвращения на французскую сторону Дюма напишет «Большой кулинарный словарь», в котором среди прочего есть и ботвинья, и кулебяка.
Благодаря своему неуемному характеру и темпераменту, путешествия для Дюма стали неотъемлемой частью его жизни. Отовсюду Дюма черпал новые впечатления, новые идеи для своих замыслов. «Путешествовать, — писал Дюма, — это жить в полном смысле слова, это забыть о прошлом и будущем во имя настоящего. Многие прошли до меня там, где прошёл я, и не увидели того, что увидел я, и не услышали тех рассказов, которые были рассказаны мне».

Слайд 36

«Путевые впечатления. В России» быть может не всегда фактографически и исторически точны, но написаны интересно, живо, остроумно, их хочется читать. А нам остается только сожалеть о том, что имя прославленного французского писателя Александра Дюма (отца) не осталось увековеченным в славном городе Ярославле.

Слайд 37
Слайд 38
Памятник Дюма в Париже


Памятник Дюма в Париже

Список использованной литературы


Дюма А. (отец). Путевые впечатления. В России: сочинения в 3 т.: пер. с фр. [Текст] /Дюма А. (отец). — М.: Ладомир, 1993. — Т.1. — 448с.: ил.

Дюма А. (отец). Путевые впечатления. В России: сочинения в 3 т.: пер. с фр. [Текст] /Дюма А. (отец). — М.: Ладомир, 1993. — Т.2. — 432с.: ил.

Дюма А. (отец). Путевые впечатления. В России: сочинения в 3 т.: пер. с фр. [Текст] /Дюма А. (отец). — М.: Ладомир, 1993. — Т.3. — 640с.: ил.

Александрова М.В. В тени развесистой клюквы [Текст] : Александр Дюма в Ярославской губернии / Мария Александрова // Элитный квартал. — 2013. — N 6 (июнь). — С. 110–113: портр., фото

Александр Дюма о Ярослвле и ярославнах: из путевых заметок «От Парижа до Астрахани» знаменитого писателя, совершившего в 1858 году путешествие по России//Золотое кольцо, 1993. — № 234(7 декабря) — С. 5

Доходный дом Пастухова [Текст] //Памятники гражданской архитектуры Ярославской области. — Рыбинск: Медиарост, 2015. — С. 52 — 53. — (Библиотека ярославской семьи; т. 22).

Курукин И. В. Бирон [Текст]/Игорь Курукин. — 2-е изд, испр. и доп. — М.: Молодая гвардия, 2014.- 428[4] с.: ил. — (Жизнь замечательных людей: сер. биогр.; вып. 1454).

Левагина С. Н. Портрет, за который нам не стыдно [Текст]: М. Ю. Лермонтов в воспоминаниях Александра Дюма / Светлана Левагина // Библиополе. — 2010. — N 6(июнь). — С. 56–60: портр.

Обнорская Н. В. Из истории семьи Пастуховых — крупнейших купцов Ярославля середины XIX в. [Текст]/Н. В. Обнорская//Путь в науку: сборник научных работ аспирантов и студентов исторического факультета Ярославского государственного университета им. П.г. Демидова. Вып.3. — Ярославль, 1997. — С. 39 — 43.

Переславль-Залесский [Текст] //Города Ярославской области: Переславль-Залесский. Ростов. Гаврилов-Ям. — Рыбинск: Медиарост, 2015. — С. 6 — 41. — (Библиотека ярославской семьи; т.19).

Романов-Борисоглебск (Тутаев) [Текст] //Города Ярославской области. Романов-Борисоглебск, Рыбинск, Пошехонье. — Рыбинск: Медиарост, 2015. — С. 6 — 21. — (Библиотека ярославской семьи; т. 21).

Углич [Текст] //Города Ярославской области: Углич. Мышкин, Молога. — Рыбинск: Медиарост, 2015. — С. 6 — 43. — (Библиотека ярославской семьи; т. 20).

«Ярославцы — все красавцы!.." [Текст] //Ярославский характер.- Рыбинск: Медиарост, 2013. — С. 64 — 67. — (Библиотека ярославской семьи; т.4).

Список использованных интернет-ресурсов:

Из Парижа в Астрахань. Свежие впечатления от путешествия в Россию/ Перевод с фр. В. А. Ишечкина: [Электронный ресурс]. 2009. URL: http://www.proza.ru/2010/01/29/899 (Дата обращения: 21.10.2015)

Любовь Калюжная. Александр Дюма (1802–1870). [Электронный ресурс]. URL: http://bibliotekar.ru/pisateli/42.htm (Дата обращения: 21.10.2015)

Бирон в Ярославле. ЯГПУ. Центр информационных технологий обучения. 28.12.2007. [Электронный ресурс]. URL: http://cito-web.yspu.org/link1/metod/met75/node11.html (Дата обращения: 21.10.2015)

История ЯрГУ: [Электронный ресурс]// Ярославский Государсвенный Университет имени П. Г. Демидова. 2015. URL: http://www.uniyar.ac.ru/yargu/history/lyceum/ (Дата обращения: 21.10.2015)

Хотя Пушкин никогда не бывал в Ярославле [Электронный ресурс]. URL:http://sudar-mb.narod.ru/page/book8/page5.htm (Дата обращения: 21.10.2015)

Биография Дюма. Дюма и Россия [Электронный ресурс]. URL: http://www.cleanmind.narod.ru/DumandRussia.html (Дата обращения: 21.10.2015)

Дюма и его «традиционная» русская шарлотка с шоколадом. Максим Сырников / 24.05.10 / Санкт-Петербург [Электронный ресурс]. URL: http://snob.ru/selected/entry/18989?v=1445604043 (Дата обращения: 21.10.2015)

Памятники трём Дюма: фото, описание [Электронный ресурс]. URL: http://www.votpusk.ru/country/dostoprim_info.asp? ID=12859#ixzz3qeLkBBAi (Дата обращения: 21.10.2015)

Составители:
Булатова В.В. — заведующая филиалом № 12
Талачанова Я.В. — библиотекарь филиала № 12