Наверх
МОЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯРОСЛАВЛЬ

Кировский район



Улица Трефолева

Слайд 1

Уважаемые ярославцы и гости нашего города!

Слайд 2

Одна из улиц нашего древнего Ярославля носит имя Леонида Николаевича Трефолева. Она названа в честь известного ярославского историка и краеведа, писателя и поэта, всю свою жизнь служившего ярославцам: он выбирался земским гласным от Пошехонского уезда, был редактором газеты «Ярославские губернские ведомости», журнала «Вестник ярославского земства», в составе Ученой архивной комиссии занимался краеведческой работой. Особый интерес проявлял Л. Н. Трефолев к культурной жизни старого Ярославля, к старинным ярославским изданиям, много занимался историей Северного края. Для него прошлое обладало реальностью, он умел дать живое дыхание историческим событиям. Продолжая трефолевские традиции изучения, сохранения и популяризации исторического наследия Ярославского края, приглашаем вместе с нами совершить виртуальное путешествие по улице Трефолева, которая располагается в Кировском районе города Ярославля. Она берет начало от улицы Советской и выходит на площадь Волкова. За свою жизнь эта улица сменила немало имен: была и Казанской улицей, и Большой Варваринской, и Большой Февральской. Здесь, в самом центре города, история окружает нас повсюду, минувшее сливается с настоящим, и кто как не здания, расположенные на этой улице, расскажут нам биографию древнего и вечно молодого Ярославля? На экскурсии мы пройдем по современной улице Трефолева, представим, как выглядела эта улица 100, 200, 300 лет назад. Узнаем, какие дома и церкви украшали улицу, и где они располагались. Услышим о людях, населявших ее в прошлом и в наши дни. Посмотрим как улица меняла свой облик в соответствии со вкусом ее обитателей.

Слайд 3

Предполагается, что поселение на этой территории возникло в XIII веке, когда Ярославль стал центром княжества и город вышел за границы небольшого деревянного Кремля на Стрелке и обзавелся торгово-ремесленным посадом и слободами. По мнению исследователей, Ярославль уже тогда занимал территорию, названную позднее Земляным городом. В XIII веке город в основном был деревянным, а так же помимо наземных домов сохранялись еще и полуземлянки.

Слайд 4

А в XIV веке все дома уже стали срубными — наземными. Перемены в состоянии жилищ говорят об общем повышении благосостояния жителей, так как наземное жилье всегда стоило денег. Планировка средневекового Ярославля складывалась стихийно, по мере расширения его городской черты и представляла в XIV–XVI веках разбегавшиеся в разные стороны от Кремля основные дуги-выезды из города и небольшие причудливо извивавшиеся между ними проезды в виде полуколец.

Первые в истории города здания не сохранились. Истребляемые неоднократными пожарами все древние деревянные постройки постоянно заменялись другими, новыми, только возводившимися в большинстве случаев на прежних же местах.

Слайд 5

В результате грандиозного пожара в 1536 году Ярославль выгорел до тла. По указу Елены Глинской, матери Ивана IV, правившей в его малолетство, было велено строить новый город на старом месте. Строился Ярославль интенсивно. Прежде всего, возвели оборонительные сооружения. С северо-запада Ярославль опоясали земляным валом и глубоким рвом с водой. Эта территория получила название Земляной город. В Земляном городе появились улицы. Застройка средневекового Ярославля органично вписывалась в рельеф местности, поэтому улицы были кривыми и узкими. Названия улиц возникали стихийно, создавались самими жителями города, ориентируясь на храмы и монастыри.

Слайд 6

Здания украшались весьма скромно. Только в жилищах городских богачей можно было видеть затейливую, красочную резьбу по дереву и роспись. В большинстве случаев украшались только коньки крыш, двери, ворота и печь. По мнению исследователей, эти украшения играли роль оберегов, защищавших «входы» в жилище от злых духов, что относится еще к языческим представлениям. В конце XV и в XVI веках боярские дворы и дворы состоятельных горожан по составу и названию построек были однородны. Ярославль напоминал группу сельских усадеб. Внутри деревянных хором знати располагались горница с сенями, повалуша с житницей, благоустроенный погреб с ледником и избы, где жили зависимые ремесленники и служители. Дома городских ремесленником по составу построек были близки к крестьянским дворам.

Слайд 7

На плане Ярославля XVII века легко угадываются знакомые очертания нашей улицы, которая носила тогда название Казанской по расположенному на улице Казанскому женскому монастырю.

Слайд 8

Основание этой обители произошло в трудное для страны время, когда над Россией носилась туча кровавых смут самозванцев. В это неспокойное время поляки захватили и разграбили город Романов, в том числе была похищена икона Казанской Богоматери, привезенной из Казани благочестивым человеком по имени Герасим. Впоследствии некий «литвин» Яков Любский передал эту чудотворную икону Казанской богоматери ярославскому земскому старосте Василию Юрьевичу Лыткину. Позже романовцы просили возвратить им икону, но ярославцы ее не отдали, справедливо рассудив, что негоже отдавать святыню тем, кто не удосужился ее сберечь, спрятав от врагов. Согласно легенде, Герасим, к тому времени уже инок Галактион, молясь у мощей Федора Черного с сыновьями, услышал от св. Федора повеление «чтобы городские и ратные люди воздвигли храм во имя пречестныя иконы Богоматери Казанския зде во граде Ярославле, на коем месте Она милостию Своею благоизволит, без всякого промедления». Что, в конечном счете, и было исполнено за два года, в 1609 — 1610 годах. Строили храм всем городом: «в материалах для устройства церкви недостатка не было; приносили свои жертвы одни по чувству благодарности за сохранение в живых, другие — в помин убиенных, положивших живот свой при защите города». Задуман был только храм, но поскольку ярославский женский монастырь был разграблен и сожжен поляками, и насельницы, т. е. монашки, остались без крова, вокруг церкви были сооружены деревянные кельи, где они и поселились. Вот так и возник Казанский женский монастырь. В 1649 г. священник Ермил Михайлов построил каменную церковь. От первых зданий Казанского женского монастыря не сохранилось ничего.

Слайд 9

В XVII столетии Ярославль быстро залечивал раны Смуты — «Великого Московского разорения» и развивался как крупный торговый и ремесленный центр. Успешное экономическое развитие позволяло вести крупные строительные работы и способствовало общему культурному подъему города. На протяжении столетия Ярославлю несколько раз приходилось буквально восстанавливаться заново. В 1654 году город перенес страшную эпидемию «черной смерти» — чумы, а в 1658 году «великий пожар» уничтожил практически все городские строения и принес гибель тысячам людей. Начался пожар со стороны Волги, близ земляного вала. Поднялся сильный ветер, и пламя полилось по строениям. Загорелся Казанский женский монастырь, вскоре запылал и весь Земляной город. Все деревянные дома сгорели, Ярославль покрылся пеплом. После такого бедствия ярославцы поняли, наконец, что деревянное строение непрочно, и начали с того — чему помогла, вероятно, их зажиточность от процветавшей между ними торговли, — что приступили к постройке каменных храмов. О памятниках же древнего храмового зодчества остались лишь воспоминания: ни одной церкви в первоначальном виде не уцелело.

XVII столетие стало временем невиданного подъема ярославского храмового строительства и создания многочисленных фресковых ансамблей. Так в 1668 г. была построена каменная церковь Знамения богоматери Варваринского прихода. Церковь Варвары Великомученицы, в обиходе Варваринская церковь, была летним храмом Варваринского прихода. Сам приход находился на Пробойной улице (ныне — улица Советская). Церковь Варвары Великомученицы существовала еще в XIV веке. Другое ее название — церковь Иконы Божией Матери Знамение, или в обиходе — Знаменская церковь. Была она долгое время деревянной, каменный храм построен на деньги ярославского купца Семена Васильевича Добрынина. Видимо, торговые дела его шли успешно, если он смог крупную сумму завещать на строительство каменного храма. Позднее Семен Васильевич постригся в монахи с именем Сергий, принял сан инока-схимика. Церковь была построена уже после его смерти. Она представляла собой крупный четырехстолпный пятиглавый храм на подклете, окруженный галереями. У северо-западного его угла была сооружена столпообразная шатровая колокольня.

Слайд 10

В храме было четыре престола: главный в честь Знамения Божией Матери, в алтаре — во имя Великомученицы Варвары, с южной стороны — Симеона персидского и с северной — Прокопия Устюжского. Стенная живопись Варваринской церкви была выполнена в 1743 году и приписывается артели ярославских художников под руководством Алексея Соплякова.

Слайд 11

После преодоления тяжелых последствий Смутного времени и других бедствий Ярославль расцвел как торговый и православный город. Каким же был облик улицы в конце 17 — первой половине 18 столетия? Улица входила в состав Сретенской сотни Земляного города. Судя по дорегулярным планам здесь находились посадские дворы с деревянной застройкой и огородами в глубине дворов. Дома зажиточных людей выходили на проезжую часть ее не фасадами, а воротами и крепкими заборами. Дома богатых жителей с обширными дворами стояли среди амбаров и хозяйственных построек, обнесенные заборами из острого тына. Главные ворота, как правило, были вычурной работы. Хоромы рубились из толстых, в основном, сосновых бревен. Они состояли из жилых покоев, соединенных сенями, подклета (нижнего этажа) и терема (верхнего этажа), преимущественно предназначавшегося для женщин и малолетних детей. Верхние комнаты в домах назывались горницами (от слова «горний» — высокий), помещения с хорошим освещением — светлицами, были и комнаты без окон, повалуши, спальни, сенники. Рамы — в частом переплете, в них были двойные тонкие железные полосы, между ними вставлялись пластинки слюды. Стекло было тогда еще редкостью, но в конце XVII века любили вставлять в оконные рамы цветные стеклышки. Огромные печи были иногда причудливых форм, с карнизами, колонками и нишами-печурками облицовывались изразцами. При хоромах был почти всегда сад с огородом, мыльня (баня), людские избы. Бедняки жили в небольших избах, часто курных, то есть, не имевшие печной трубы и топившиеся «по-чёрному». По вечерам зажиточные дома освещались восковыми свечами, а бедные — жирниками (плошками с жиром и фитилем) и лучинами в светцах (металлических держателях). В темные ночи по улицам ходили со слюдяными фонарями.

Слайд 12

В декабре 1777 года Ярославль стал центром губернии. Поселившись в качестве наместника в Ярославле, Алексей Петрович Мельгунов на первых же порах обратил внимание на устройство города. Кроме нескольких церквей, он увидел дома здесь почти все деревянные, улицы кривые и тесные и решил составить городу новый план, который был утвержден в 1778 году указом Екатерины Великой.

Слайд 13

В конце XVIII века в соответствие с регулярным планом был сформирован квартал № 23, трассы улиц Казанской и Пробойной спрямлены и расширены. Казанская улица получила современные начертания и стала называться Большой Варваринской улицей — по церкви Варвары Великомученицы, находившейся на пересечении с Пробойной улицей (Советская ул.). По регулярному плану трасса улицы Варваринской должна была, пробив древний жилой массив, выйти к берегу Волги. Но даже к 1847 году эта часть улицы не была застроена (сюда выходили дворы с садами и огородами), что объясняется силой градостроительных традиций жилой части посада, имевшей устоявшуюся усадебную структуру.

Слайд 14

После 1778 г. город в связи с новой застройкой начал приобретать более цивилизованный вид. Перепланировка города проводилась А. П. Мельгуновым очень энергично и целенаправленно, хотя и осторожно, на что ориентировали и указания из Петербурга: «По оному плану улицы и площади не иначе застраивать начинать, как на плане назначено, только тогда, когда старые строения, препятствующие тем линиям, в какую ветхость придут, что хозяева оных строений вновь перестраивать вознамерятся, или от пожара случайно уничтожатся, одним словом, дабы обыватели не потерпели убытка от ломки домов, к жилью годных».

Слайд 15

Бурно развивалось гражданское строительство. Мельгунову удалось добиться государственного финансирования этих целей. Все новые постройки города возводились по специальным проектам. Для казенных зданий они разрабатывались индивидуально петербургскими или местными архитекторами.

Слайд 16

Частная жилая застройка выполнялась по «примерным» и «образцовым» проектам, составленным «комиссией о каменном строении». Все они выполнялись в стиле классицизма и служили хорошим архитектурным фоном для ярославских храмов XVII века.

Слайд 17

Постройки раннего классицизма (80–90 годы XVIII века) отличаются богатой пластикой фасадов. Окна оформлялись прямоугольными рамками с небольшим замковым камнем, простенки заполнялись лопатками или пилястрами с упрощенными базами и капителями, над окнами размещались прямоугольные ниши или фигурные филенки. Высокий уступчатый карниз часто украшался модульонами, сухариками. Все это придавало зданиям богатую светотень, нарядность, выразительность.

В это время был построен угловой каменный дом (часть существующего д.12/15), в котором в 70-е годы XIX века жил Л. Н. Трефолев — известный ярославский поэт и краевед. Строительство этого дома относится к концу XVIII века. Первоначально он был одно-двухэтажным (3 этаж надстроен позднее). Скромные его фасады оформлены лопатками, прямоугольными нишами — приемами, характерными для построек раннего классицизма. Является памятником местного (муниципального) значения.

Слайд 18

Интересным памятником архитектуры эпохи раннего классицизма можно считать бывший дом Груздева (Последний владелец дома до 1919 года — Груздев), расположенный по улице Трефолева, 13. Главным фасадом он выходит на красную линию улицы Трефолева. Дом построен в конце XVIII века, так как отмечен на плане города 1802 года. Автор и строитель неизвестны. Дом двухэтажный кирпичный отштукатуренный. Скромный, но пластичный декор фасада придает зданию определенную нарядность и выразительность. Окна первого этажа, расположенные низко над землей, обрамлены простыми штукатурными наличниками, в верхней части которых по центру расположены одиночные замковые камни. Аналогичные наличники и на окнах второго этажа, но они имеют подоконные полки и наверху вытянутые прямоугольные накладки. Во второй половине XIX столетия возведена двухэтажная пристройка со двора. Дом является памятником регионального значения.

Слайд 19

Бурная деятельность по переустройству города, начатая А. П. Мельгуновым, продолжалась и его приемниками. Постепенно изменялся облик самой улицы: она приобретала строгий классический характер. Регулярная планировка улицы, осуществленная в конце XVIII — начале XIX века, почти полностью сохранившаяся до наших дней, представляет собой яркий образец и замечательный памятник русского градостроительного искусства эпохи классицизма.

Слайд 20

В начале XIX века большое каменное строительство велось и в Казанском монастыре. Каменная четырехярусная колокольня была построена «в одной линии» и одновременно с теплым храмом и оградой Казанского монастыря. Колокольня достигала высоты 60 метров, в ее нижнем ярусе находились Святые ворота, в третьем — висели десять колоколов. Благовестник, весом в 325 пудов, был отлит ярославским купцом П. Г. Оловянишниковым в декабре 1827 года и в декабре следующего, по завершении строительства, поднят на новую колокольню.

Слайд 21

Какой чудесный вид открывался на Театральную площадь с колокольни Казанского женского монастыря. На переднем плане видны постройки монастырские постройки.

Слайд 22

В 1835–45 г. по проекту архитектора А. И. Мельникова возводится внушительный собор Казанской Богоматери в Казанском монастыре. Здание собора, который сейчас возвращен Русской православной церкви, выполнено в стиле позднего классицизма: крупный пятикупольный храм с запада, севера и юга оформлен парадными многоколонными портиками и открытыми лестницами. Он выделяется свойственной архитектуре этого периода парадностью и строгостью форм. До сих пор собор является важнейшей высотной доминантой центра города. Рядом — здание бывшей теплой церкви Казанского монастыря, построенной в 1828 году в классическом стиле.

Слайд 23

На углу улицы Трефолева и Первомайского переулка расположен интересный жилой дом эпохи позднего классицизма, близкий образцовым проектам начала XIX века (Трефолева, 18/2). Построен он в 1828 году и принадлежал Казанскому монастырю. Архитектура его выдержана в формах ампира. Двухэтажный каменный отштукатуренный дом небольшого объема, перекрыт вальмовой крышей с возвышающимся мезонином и двухскатной кровлей. Стоит по красной линии, главным фасадом ориентирован на улицу Трефолева. Главный фасад первоначально, до возведения пристройки, имел строгую симметричную композицию в пять осей, подчеркнутую мезонином. Окна обрамлены тонкими рамочными наличниками. Здание имеет приятные пропорции, венчается простым, но выразительным карнизом.

Слайд 24

Рядовая жилая застройка Ярославля в первой трети XIX столетия возводилась, как правило, по образцовым проектам, редко — по индивидуальным, иногда — без проектов. Мастера-строители к этому времени уже достаточно освоили элементы классической архитектуры и варьировали отделку фасадов в новом стиле, согласуясь со вкусом и возможностями заказчика. Поэтому, жилые дома этого периода весьма разнообразны, и редко встретишь похожие, даже из тех, что выполнены по одному образцовому фасаду.

В первой трети XIX века вблизи углового дома вдоль линии Варваринской улицы был построен двухэтажный каменный флигель с полуподвальным нижним этажом. Как элемент бывшей усадьбы, он занимает на территории улицы угловое юго-западное положение и вместе с главным домом определяет южную границу территории. Здание обозначено на плане 1834 г. В 1895 году «по купчей от общественного банка» владение переходит к потомственному дворянину С. С. Власьеву, при котором во дворе были построены одноэтажные каменные службы и каменный жилой флигель (д.12б). С 1911 года усадьбой владеет Е. С. Власьева — потомственная дворянка Санкт-Петербурга. В 1914 году здание было надстроено 3-им и 4-ым этажами и превращено в доходный дом. Является примером городского доходного дома начала XX века, фасады которого оформлены в неоклассической стилистике. В 1914—1918 гг. на первом этаже находилась квартира врача Лихачева, на втором — его лечебница, на 3 и 4 этажах размещались квартиры в наем семинарских учителей. В 1919 году все постройки национализированы Советской властью. В настоящее время дом является памятником местного (муниципального) значения. До сих пор здесь расположены квартиры.

Слайд 25

В ранней стадии зрелого классицизма в некоторых домах встречается мотив оформления стены небольшими нишами самой разнообразной формы (круг, овал, ромб, прямоугольник). Тема небольших нишек прямоугольной, ромбовидной и круглой формы присутствует и в бывшем доме Успенского (ул. Трефолева, 15), расположенного в центральной части города и стоящего на красной линии улицы Трефолева. Дом двухэтажный кирпичный, отштукатуренный. Характерный для Ярославля жилой дом 19 века, центральная часть которого выполнена в формах классицизма с использованием «образцового» проекта. Протяженный разновысотный, со сложной конфигурацией в плане, перекрыт вальмовой крышей. Главный фасад в семиоконных осях имеет строгую симметричную композицию. От более поздних пристроек XX века центр здания отделен высокими пилястрами с упрощенными капителями. Окна без наличников, на втором этаже они имеют подоконники несложного профиля. Декоративное оформление главного фасада выполнено в вольной трактовке ордерной системы. Дом является памятником регионального значения.

Слайд 26

Памятники зрелого классицизма выделяются изысканностью пропорций, четкой симметричной композицией фасадов. В их оформлении широко использовались элементы ордерной системы: колонны, пилястры, арки, фронтоны, придававшие зданиям парадность, представительность. Это были дома наиболее состоятельных людей. Среди таких домов можно отметить:

Бывший дом Хальфина (Последний дореволюционный владелец дома до 1919 года — Н. Я. Хальфин) расположен в центральной части города, стоит на красной линии ул. Трефолева,21. Возведен в 1810 годы (отмечен на плане города 1834 года). Автор и строитель неизвестны. В 1877 году он был перестроен и расширен, получив декоративное оформление в духе позднего классицизма. Дом двухэтажный, кирпичный, отштукатуренный. Характерный образец жилой постройки эпохи классицизма, с элементами эклетики, появившимися при перестройке и расширении, с хорошо сохранившимся декоративным оформлением главного фасада. Главный фасад имеет пять оконных осей. Окна имеют простые рамные наличники. Венчающий карниз дома многоуступчатый, с тяжелой горизонтальной плитой. Под карнизом над окнами второго этажа и под ними размещены узкие горизонтальные нишки. Со двора к дому примыкает прямоугольная пристройка. Дом перекрыт вальмовой крышей. Дом является памятником регионального значения.

Слайд 27

Так же в стиле позднего классицизма выстроен бывший дом Тверицкого, расположенный на улице Трефолева, 14. (Последний владелец дома до 1919 года — Тверицкий). Дом построен в 1790-е годы, но был перестроен в середине XIX века. Для него свойственны увлеченность штукатурным декором, измельченность, сухость деталей. Дом является памятником регионального значения.

Слайд 28

Бывший дом Петрова (Последний владелец дома до 1919 года — И. Ф. Петров) расположен в центральной части города (ул. Трефолева,23), возведен в первой трети 19 века (отмечен на плане города 1834 г.) Автор и строитель неизвестны. Главным фасадом выходит на красную линию улицы Трефолева. Дом двухэтажный кирпичный с подвалом и мезонином, напоминающий «образцовые проекты», стены обработаны рустом, штукатурными тягами, филенками. Но масштаб здания решен более крупно, чем в особняках эпохи ампир, и оно смотрится более представительным. В 1861 году он был капитально перестроен. В это время, очевидно, появились антресольный этаж, мезонин и боковые пристройки, а главный фасад получил оформление в стиле поздней классики. Главный фасад в семь оконных осей имеет строго симметричную композицию с выступающим немного центральным ризалитом в три оси окон. Окна первого этажа обрамлены рамочными наличниками с ушками. Ниже окон проходит пояс из горизонтально вытянутых филенок, еще ниже — строго под окнами — ниши заложенных окон подвала и невысокий цоколь. Окна второго этажа имеют более стройные пропорции, чем на первом, и так же обрамлены рамочными наличниками с ушками. Над окнами с отступом, подчеркивающим вертикальность окон, расположены тонкие прямые сандрики, на фризе антаблемента — узкие нишки, венчающий карниз здания имеет сложный профиль. Декоративное оформление главного фасада в формах позднего классицизма с элементами эклетики хорошо сохранилось. Дом является памятником регионального значения.

Слайд 29

Здание жилого дома № 22 (бывший дом Саковой) возведено в середине XIX века и оформлено характерным для позднего классицизма декором — тонким рустом по первому этажу, замковыми камнями и штукатурными наличниками окон. Третий этаж дома надстроен позднее. Дом дошел до нас в сильно перестроенном виде и в художественном отношении не интересен. Предполагают, что в этом доме останавливался известный русский композитор Милий Алексеевич Балакирев, приезжая к своему отцу, который служил асессором Ярославской казенной палаты. М. А. Балакирев известен как организатор содружества знаменитых русских композиторов, вошедшего в историю нашей музыки под названием «Могучая кучка». Объединившиеся вокруг Балакирева великие музыканты А. П. Бородин, Н. А. Римский-Корсаков, М. П. Мусоргский и другие создавали музыкальные произведения, связанные с русским народным творчеством. Здесь в Ярославле Балакирев давал концерты, отдыхал, гулял по берегам великой реки, «смотрел на серебристый цвет Волги… на костры рыбаков, слушая волжские песни». До конца своих дней он не забывал «милого Ярославля». Он переписывался со своими ярославскими друзьями, подбирал в нотных магазинах Санкт-Петербурга педагогический репертуар для Ярославской музыкальной школы, посылал туда произведения русских композиторов.

Слайд 30

На улице имеется постройка и в формах классицизирующей эклетики, выполненная с использованием мотивов русского классицизма и итальянского ренессанса. Это здание Ярославского отделения Государственного банка, расположенное по адресу Трефолева, 9. Оно может служить примером банковского здания начала XX века. На этой территории на 1847 год находилось домовладение № 4 наследников мещанина Павла Луковникова с деревянным домом, двором в 282 кв. сажени и огородом в 555 кв. саженей. В 1902 году на месте разобранных деревянных строений по проекту ярославского архитектора А. А. Никифорова вдоль красной линии Варваринской улицы построено каменное двухэтажное с подвалом здание. В 1909 году к зданию сделаны 2-этажная и 1-этажная пристройки, вследствие чего оно приобрело существующую конфигурацию. Оно отличается богатством отделки фасадов. Оба этажа расчленены рустами. Интерьеры здания сохранили первоначальное конструктивное решение и элементы декоративного убранства. Завершается здание богатым карнизом и высоким глухим парапетом. С запада к зданию по красной линии улицы примыкает протяженная кирпичная, отштукатуренная по лицу ограда на белокаменном цоколе. Дом является памятником регионального значения.

Слайд 31

Крутой перелом в истории края, страны и всего мира принес революционный 1917 год. Установление нового порядка не обошлось без изменения названий улиц и учреждений. Ярославский губисполком в 1918 году принял решение в честь Великой пролетарской революции и Международного праздника 1 Мая переименовать, в том числе, и улицу Варваринскую в улицу Большая Февральская, напоминающую о событиях февраля 1917 года.

Многие православные храмы были закрыты и разрушены, церковные ценности изымались под предлогом помощи голодающим. В 1918 году Казанский монастырь был закрыт, часть его зданий разрушена. Постройки монастыря использовались городскими властями «для культурных и иных нужд»: в игуменском корпусе со Сретенской церковью помещались казарма войск ГПУ и Дом крестьянина; позднее — коммунальные квартиры и конторы; в Покровском храме с 1930 года — городская центральная библиотека, позднее — планетарий и Провинциальный колледж; в Казанском соборе — склад икон и церковной утвари из закрываемых храмов, с 1927 года — Государственный архив Ярославской области. Колокольня Казанского монастыря, хотя первоначально в ней и предполагалось устроить обсерваторию, была снесена в 1920 годах.

Слайд 32

В 50-е годах XX века по проекту архитектора Ю. П. Боровского теплая церковь Казанского монастыря перестроена под планетарий. Архитектура ее была частично изменена, в частности, убрали арки на фасадах. Но основной объем, круглый барабан и купол сохранили прежние формы. На месте разобранной по ветхости колокольни Казанского монастыря в 50-е годы XX столетия возведен четырехэтажный жилой дом. Возрождение Казанского монастыря началось в 1998 году.

Церковь Великомученицы Варвары была закрыта в 20-х годах, разобрана в 1931–1932 годах. В 1930 году перед сносом со стен были сняты фрески, фрагменты которых хранятся в фондах Русского музея в Санкт-Петербурге и в церкви Богоявления Ярославского музея-заповедника. На месте церкви в 1930-40-е гг. были построены жилые дома.

Слайд 33

В конце 30-х годов в Ярославле, в центральной его части велась интенсивная выборочная застройка. В это время в стране утвердился новый архитектурный стиль, основывающийся на использовании классического наследия. В оформлении зданий стали широко применяться элементы так называемой «ордерной» системы (колонны, богатые карнизы, лепные украшения, балюстрады и т. д.). Некоторые из них сейчас находятся на государственной охране как памятники архитектуры советского периода. Среди них следует особо выделить представительное административное здание, построенное по проекту архитектора А. А. Матвеевой в 1936 году на углу Советской улицы (№ 11) и улицы Трефолева (№ 9), которое удачно вписалось в историческую застройку. Предназначалось оно под общежитие, но как раз к окончанию строительства была расформирована огромная Ивановская промышленная область, в которую входила тогда и Ярославская. Наш город вновь стал областным центром, был создан областной комитет Коммунистической партии, под который и отдали это здание. В период наступления фашистских полчищ на Москву в октябре 1941 года Ярославский областной комитет партии обратился в Государственный Комитет Обороны с просьбой разрешить сформировать дивизию для обороны столицы. 15 октября ГКО вынес решение о создании на территории Ярославской области коммунистической стрелковой дивизии из коммунистов, комсомольцев и ополченцев области. Так в этом здании была сформирована 234-я Ярославская Коммунистическая стрелковая дивизия, прошедшая славный путь от Москвы до Эльбы. В 1981 году обком КПСС переехал в новое здание на Советской площади, а в здании разместили Молодежную поликлинику. Сейчас здание занимает Департамент здравоохранения и фармации Ярославской области.

Слайд 34

Напротив находится дом № 12 — бывший дом Власьевых — его еще называют «литературным». Здесь, в доме купца Власьева, Трефолев снимал квартиру. На доме — мемориальная доска с надписью «В этом доме жил в 70гг. XIX в. известный поэт и историк Ярославского края Леонид Николаевич Трефолев». Есть версия, что в этом доме в 1872–1876 годах располагалась редакция газеты «Вестник Ярославского земства», в которой работал Трефолев. Так или иначе, дом связан с именем Л. Н. Трефолева.

В этом же доме находилась редакция одной из старейших в России большевистских газет «Северный рабочий», первый номер которой вышел в середине ноября 1908 года.

Слайд 35

В этом доме жил одно время советский драматург А. Н. Афиногенов (1904–1941), который сыграл большую роль в развитии литературной жизни края. Он приехал в Ярославль после окончания Московского института журналистики. Работая ответственным секретарем газеты «Северный рабочий» (редакция находилась в этом же доме № 15 по улице Советской), редактором газет «Северный комсомолец» и «Ярославская деревня», он одновременно руководил литературным объединением при газете, которое объявило себя Ярославской ассоциацией пролетарских писателей. Первым председателем этой организации, а затем губернской стал Афиногенов. В Ярославле началась его литературная деятельность. Здесь им написаны пьесы «Эмигрантское семилетие» — памфлет на русских эмигрантов, «Товарищ Яншин» — комедия, бичующая бюрократов, «Змеиный след» — о белогвардейском мятеже в Ярославле, «Гляди в оба» и другие. Но это были первые шаги начинающего драматурга. В 1925 году в Ярославле начала выходить газета «Северный комсомолец», первым редактором которой стал А. Н. Афиногенов. После его отъезда в Москву в 1926 году молодежную газету редактировал А. А. Сурков — автор широко известных читателю сборника стихов «Миру мир», циклов песен «Шаги времени», «По белу свету» и других. Многие стихотворения Суркова положены на музыку, стали популярными песнями. Среди них — «Конармейская песня», «Песня смелых» с крылатыми словами: «Смелого пуля боится, смелого штык не берет», а так же знаменитая «Землянка» и многие другие. Герой Социалистического Труда А. А. Сурков был постоянным гостем нашего города, непременным участником юбилейных торжеств, проводимых в Карабихе в честь Н. А. Некрасова.

В этом же здании размещалось одно их крупнейших книжных издательств в РСФСР — Верхне-Волжское.

Слайд 36

В связи со 100-летнм юбилеем Л. Н. Трефолева в апреле 1940 года улица Большая Февральская была переименована в улицу Трефолева, увековечив память ярославцев об известном ярославском историке, краеведе, писателе и поэте. Леонид Николаевич Трефолев родился в уездном городе Любиме Ярославской губернии. Позднее он учился в Ярославле в гимназии, в Демидовском юридическом лицее, после окончания которого работал помощником редактора «Ярославских губернских ведомостей». Именно на страницах этой газеты появились первые стихотворения Трефолева, его переводы из Беранже и Гейне. Кроме того, он писал статьи о театре и по истории культуры Ярославского края. В середине 60-х годов он стал печататься в петербургских и московских журналах, и его сразу заметили как поэта некрасовского направления. Героями поэта были бедный семинарист, спившийся чиновник, крестьяне, — люди, вынужденные влачить тяжёлую российскую жизнь. Стихотворения Л. Н. Трефолева проникнуты горячей любовью к народу, искренним состраданием к его тяжелой доле, надеждой на его светлое будущее. Он твердо верит, что для народа настанут новые, счастливые времена, хотя и не надеется дожить до этих светлых дней:

Век жестокий, век проклятый
Я едва ль переживу,
Я чудесный век двадцатый
Не увижу наяву.

Творчество Трефолева развивалось под влиянием могучего таланта Н. А. Некрасова. Но Трефолев как поэт имел и свой литературный почерк, свою поэтическую форму. Эту особенность подметил сам Некрасов. Первый биограф Трефолева А. В. Круглов в своих воспоминаниях пишет: «Такие великие писатели, как Салтыков-Щедрин и Некрасов, признавали в Трефолеве немалый талант. Сидя в моей скромной комнатке, Некрасов сказал мне: — Стихи Трефолева бьют по сердцу. Это — мастер, а не подмастерье. Я заметил великому поэту: — Он ваш ученик, Николай Алексеевич! — Скорее — последователь. Но если ученик, то такой, которым может гордиться учитель. У него свой поэтический костюм». Эти слова Некрасова являются высокой и авторитетной оценкой поэзии Трефолева.

Л. Н. Трефолев интересовался литературой других народов. Его перу принадлежат переводы стихотворений поэтов Украины, Чехии, Сербии и Польши. К числу их в первую очередь следует отнести переложение стихотворения польского поэта Владислава Сырокомли «Ямщик», ставшее популярной народной песней «Когда я на почте служил ямщиком…». в которой герой ее рассказывает о том времени, когда он «на почте служил ямщиком» и как однажды зимой вез он пакет. Став народной песней, стихотворение подверглось сокращению. Обычно поют, что ямщик наехал по пути на тело замерзшей и занесенной снегом его любимой, а у Трефолева сюжет более драматичен: ямщик слышит среди завывания бури зов о помощи, но, боясь задержаться и не доставить пакет вовремя, решает, что поможет бедному путнику «на обратном пути». Песню пели многие известные исполнители: Надежда Плевицкая, Фёдор Шаляпин, Лидия Русланова, Сергей Лемешев, Олег Погудин.

О нелегкой доле ямщика у Л. Н. Трефолева есть еще одна песня «Вот мчится тройка почтовая по Волге-матушке зимой», которая была в концертном репертуаре Н.В Плевицкой, В. А. Козина, а сейчас ее исполняет Олег Погудин. В этой песне поднимается проблема несправедливости, когда с мнением человека, в особенности бедного, угнетённого, никто не считается. На фоне тоски, одиночества, безысходности, этих пронзительных ветров и унылой песни ямщика возникает вдруг сытый, самодовольный седок и задает вопрос ямщику: «О чём задумался, детина?» А «детина» задумался о жизни своей, о будущем своем беспросветном, о том, что уже свершилось и что его ожидает.

Широкую известность приобрели стихотворения Л. Трефолева «Дубинушка» и «Песня о камаринском мужике». В «Дубинушке» показан типичный образ буржуа-предпринимателя. Обращаясь к хозяину баржи купцу, подсчитывающему барыши, поэт гневно говорит:

…Сосчитай лучше ты, борода-грамотей,
Сколько сложено русских костей
По кремнистому берегу Волги-реки,
Нагружая твои сундуки.

В стихотворении «Песня о камаринском мужике» Л. Н. Трефолев с большой художественной силой и правдивостью показал трагическую жизнь русского мужика. Мотивом для написания этого стихотворения послужили личные наблюдения поэта. В стихотворение упоминается улица Варваринская, где Трефолев жил и по которой ходил на службу в губернское земство и был свидетелем сцены описанной в песне.

Как на улице Варваринской
Спит Касьян, мужик камаринский.
Борода его всклокочена
И дешевкою подмочена
Свежей кровью струйки алые
Покрываю щеки впалые.

Балалаечному перезвону повсеместно известной задорной плясовой русской песне трагически противостоит обычная для чиновничьей России, жуткая в своей заурядности история одного из множества мужиков Касьянов раз в четыре года имеющих возможность гульнуть ради собственных именин и допраздновавшегося до смерти. Если говорить о скорби и сострадании, о надеждах и прозрении лучшего будущего, то песня Трефолева вобрала все это в себя, и если бы Трефолев написал лишь одно это стихотворение, то и оно открыло бы ему путь в большую литературу. Из воспоминаний современников поэта мы знаем, что «эту песню часто читали артисты в театре на литературных вечерах». Например, известный педагог 80-х годов Ермилов декламировал в своих выступлениях трефолевскую камаринскую.

Дружеские отношения были у Леонида Николаевича Трефолева с Иваном Дмитриевичем Сытиным, крупнейшим в дореволюционной России предпринимателем в области книгоиздательского дела. Началась их дружба с того, что Сытин издал лубок «Камаринский мужик» на песенные стихи Трефолева. И. Д. Сытин говорил с любовью своему ярославскому другу: «Помнить русский народ тебя не перестанет и за „Камаринскую“ и за „Дубинушку“. А твоя песня „Когда я на почте служил ямщиком“ вместе со звоном колокольцев разносится по всем трактам и проселкам матушки Руси».

По силе печали и гнева, звучащих в его стихах, по широте обобщений действительности, по публицистичности Леонид Николаевич Трефолев — один из наиболее значительных поэтов «некрасовской школы» в русской поэзии. Свою задачу поэт-демократ видел в том, чтобы «утешать погибающих, слабых, больных», выражать народные чаяния и надежды:

Не я пою — народ поет,
Во мне он песни создает.

Но и живая злободневность современности волновала его, и судьба Отечества, и пути российской словесности — насыщенная переписка связывала Трефолева со многими выдающимися литераторами России. Ему писали Некрасов, Аксаков, Плещеев, Чехов. Он был одним из Ярославских атлантов которые держали на своих плечах «небо» местной культуры во второй половине XIX века.

Не менее значительна и деятельность Трефолева как историка Ярославского края. Он служил в различных губернских учреждениях Ярославля (был помощником редактора «Ярославских губернских ведомостей», редактором неофициальной части «Ярославских губернских ведомостей», членом «Губернской ученой архивной комиссии», редактором «Вестника Ярославского земства»), имел дело со многими историческими, архивными документами. Его краеведческие очерки всегда строго документальны, но Трефолев не просто представляет документ, на его основе он ведет живой, занимательный рассказ о времени. Его исторические статьи и краеведческие очерки печатались в «Русском архиве», «Русской старине», «Историческом вестнике» и др. журналах. Издатель журнала «Русский архив» П. И. Бартенев писал Л. Н. Трефолеву: «Вы умеете, сохраняя историческую точность, излагать старину живо и общедоступно». На свои, очень небольшие деньги, Трефолев переиздал первый провинциальный журнал 1786–1787 годов «Уединенный пошехонец», тем самым, сохранив его для потомков.

Много сил и времени Л. Н. Трефолев отдавал общественной деятельности, участвовал в открытии в Ярославле воскресных школ, 25 лет был земским гласным от Пошехонского уезда. При активном участии Л. Н. Трефолева в Ярославле в 1898 году была создана Ярославская губернская ученая архивная комиссия (ЯГУАК), в которой он получил пост товарища (заместителя) председателя, а в 1903 году возглавил ее, оставаясь председателем ЯГУАК до своей кончины.

Бесспорно, что о любом авторе лучше всего судить по его произведениям. Судя по тому, что оставил после себя Л. Н. Трефолев, видно, что Ярославль, история Ярославского края и деятельность замечательных земляков на протяжении всей творческой жизни была главной, чуть ли не единственной темой его исследований. За редким исключением все работы этого плана были опубликованы в Ярославле и, следовательно, в первую очередь предназначались читателям — ярославцам.

Слайд 37

Благодарные ярославцы сохранили память о своем земляке: улица Варваринская теперь носит имя поэта, на доме, где он жил установлена мемориальная доска. Память о Леониде Николаевиче Трефолеве решено было увековечить, поставив памятник на улице, где он жил и которую он прославил. В сквере перед Казанским монастырём на пересечении улиц Трефолева и улицы Андропова стоит памятник поэту. Его заказал коллектив Ярославского шинного завода на живописно-скульптурном комбинате в городе Ленинграде к 950-летию Ярославля. Бронзовый памятник был выполнен по проекту скульптора А. Н. Черницкого и установлен в 1960 году. Он представляет собой бюст Л. Н. Трефолева, установленный на строгом прямом постаменте из полированного гранита.

Слайд 38

На постаменте имеются барельефы с изображением героев произведений Л. Трефолева — ярославских горожан, крестьян и, конечно, бурлаков, чью нелёгкую долю описывал поэт.

Слайд 39

Сценка на левом боковом барельефе постамента иллюстрирует его стихотворение, ставшее песней «Когда я на почте служил ямщиком»,

Слайд 40

с тыльной стороны постамента можно увидеть барельефы бурлаков из стихотворения «Дубинушка».

Слайд 41

Нам, ярославцам, Леонид Николаевич Трефолев дорог тем, что сделал все, что было в его силах, чтобы сохранить для потомков историю и культуру Ярославля.

Слайд 42

Главная гордость улицы Трефолева — это старинные дома 18–19 веков, создающие неповторимую атмосферу соразмерности и покоя, уюта и красоты. Улицу можно назвать музеем под открытым небом. Улица Трефолева входит в историческую часть Ярославля, которая в 2005 г. была включена в список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, что свидетельствует о том, что ярославцы бережно хранят свое культурное достояние и помнят важнейшие исторические события.

Слайд 43

Улица имени Трефолева вошла в XXI век, храня историю своих домов и старожилов.

А данная презентация призвана открыть еще одну страницу в культурном наследии древнего Ярославля.

Текст и презентацию подготовила
заведующая библиотекой-филиалом № 15
МУК «ЦСДБ г. Ярославля»
Наталья Юрьевна Лузанова

Список используемой литературы.

  • Жельвис В. И. Прогулки по Ярославлю: путеводитель/В. И. Жельвис. — Ярославль: Верхняя Волга, 2001. — 187 с.: ил.
  • История губернского города Ярославля/сост. А. М. Рутман. — Ярославль: Александр Рутман, 2006. — 519 с. : фотоил + 2 карты.
  • История Ярославля с древнейших времён до наших дней/авт. текста А. Р. Хаиров. — Москва: Интербук-Бизнес, 1999. — 350 с.: ил.
  • Козлов П. И. Ярославль: путеводитель-справочник/П. И. Козлов, В. Ф. Маров. — Ярославль: Верхне-Волжское книжное издательство, 1988. — 240 с.: фот.цв.
  • Летопись Ярославля = The chronicles of Yaroslavl 1010–2010/ В. М. Марасанова; рук. работы А. А. Раздолгин; ред. Ю. Ю. Иерусалимский; рец. В. П. Федюк. — Санкт-Петербург: Морской Петербург, 2007. — 360 с.: цв.ил., фот.цв.
  • Маров В. Ф. Ярославль: архитектура и градостроительство/В. Ф. Маров. — Ярославль: Верхняя Волга, 2000. — 216 с.: ил., фот.
  • Рутман Т. А. Храмы и святыни Ярославля/Т. А. Рутман. — Ярославль: Александр Рутман, 2005. — 671 с.: фотоил + карта.
  • Суриков И. З. Стихотворения/И. З. Суриков, Л. Н. Трефолев; авт. предисл. М. Г. Ваняшова. — Ярославль: Верхне-Волжское книжное издательство, 1983. — 255 с.
  • Трефолев Л. Н. Исторические произведения/Л. Н. Трефолев; сост. Л. Л. Шаматонова; авт. предисл. М. Г. Ваняшова. — Ярославль: Верхне-Волжское книжное издательство, 1991. — 256 с. — (История Отечества).
  • Ярославль в старых открытках и фотографиях/сост. В.Горшкова и др. — Москва: Искусство, 1998. — 406 с. : ил. + [1] карта.
  • Ярославль: историко-топонимический справочник/ред.: А. Ю. Данилов, Н. С. Землянская. — Ярославль: МУБиНТ, 2006. — 208 с.: 28 л. карты.
  • Ярославль [Текст]: путеводитель/[А. В. Федорчук; ред. Т. В. Чупина; фот. М.Бороздинский [и др.]. — Ярославль: Академия 76, 2013. — 191 с.: цв. ил.

Интернет-ресурсы: